«Friends» — друзья навсегда

Сериал «Друзья», который уже два года не пополняется новыми сериями, по-прежнему не сходит с экранов телевизоров. Телефильм рассказывает про шестерых молодых людей, которые влюбляются друг в друга, спорят, шутят и готовят индеек ко Дню благодарения. Сериал шел в Америке целых десять лет — с 1994 по 2004 год. Не меньше его любят и у нас. А какие герои сериала в реальной жизни?

Дженнифер Анистон (Рэйчел) работала официанткой
Самая любимая героиня сериала оказалась и самой успешной актрисой. Параллельно со съемками в «Друзьях» Дженнифер получала роли в полнометражных фильмах. И сейчас, спустя два года после завершения «Друзей», Дженнифер много снимается.

— Джен, как начиналась ваша актерская карьера?
— Я хотела работать. Хотя не верила, что и вправду чего-то добьюсь. Два года жила в Нью-Йорке, работала официанткой и ходила на кастинги. И за все время получила от силы два предложения: снялась в какой-то рекламе и сыграла роль в театре. Бродвей был для меня очень далек. Потом я переехала в Калифорнию и сразу же получила роль!

Наверное, началось все с того, что мой агент сказала мне: «Тебе надо похудеть». Дело в том, что мой папа — грек, поэтому у меня была типично греческая фигура — с большой попой и внушительной грудью. Но что делать, пришлось со всем этим расстаться.
Когда я пришла на кастинг «Друзей», у меня были параллельные съемки. И я уговаривала продюсера того фильма отпустить меня. Был сложный период. Из-за того что я долго не могла принять решение, другие актрисы уже хотели пробоваться на мою роль. Но в итоге я порвала с прежней работой и отдала себя в руки продюсеров «Друзей». Это было ответственное решение.

— Чем запомнился съемочный процесс?
— Очень странно было сниматься в любовных сценах. Тебе говорят: «Привет, как дела? А сейчас — вперед, займитесь-ка любовью!» И сто человек на это смотрят. Но надо привыкать, работа есть работа. Хорошо, что раздеваться в этом сериале почти не приходилось.

— Какие у вас отношения с актерами из «Друзей»?
— Однажды кто-то распустил слух, что у меня роман с Мэттом Ле Бланом, исполнителем роли Джо. Якобы кто-то видел нас в магазине, будто мы там целовались. Я об этом ничего не знала, он тоже, хотя, если бы это произошло, нам бы, наверное, понравилось!

С Мэтью Перри (Чендлер) мы дружили задолго до того, как стали вместе сниматься. Иногда мы ссоримся, но нам можно, потому что мы — настоящие друзья. С ним себя чувствуешь как за каменной стеной, он очень заботливый, внимательный — и это не пустые слова.
С девочками мы всегда были близки. Если уж мы запирались в гримерке, чтобы что-то обсудить, нас оттуда было не выманить. Помощники режиссера нас просили спуститься, а мы отвечали: «Ждите. Дружба важнее!» Кортни Кокс — прекрасный организатор, она человек дела. А Лиза — очень умная, настоящий интеллектуал.

Забавно было видеть, как с каждым годом мы взрослели. Смотришь первые эпизоды и думаешь: «Какими мы все-таки были детьми!»

— Похожи ли вы на свою героиню?
— Вообще-то да. Мне сначала, кстати, предложили роль Моники Геллер. Но я совсем не почувствовала связь с этим образом, мне больше подходит роль Рэйчел. Это более противоречивый характер, мне он ближе.

— Как складывалась ваша жизнь после съемок в сериале?
— Моя жизнь не так сильно изменилась, если как следует разобраться. Конечно, раньше я не была знаменитой, и мне не надо было защищать мою личную жизнь от назойливого внимания всех, кому не лень. В первое лето после запуска «Друзей» я стала замечать первые признаки славы. Однажды меня выследили поклонники, когда я шла в аптеку. Я покупала туалетную бумагу и палочки для ушей, а они подошли ко мне и сказали: «Мы следили за вами».
Из-за «Друзей» слава накрыла меня слишком быстро. Хотя раньше я никогда не думала, что буду знаменитой. Занимаясь в школе искусств, я, конечно же, мечтала когда-нибудь стать актрисой. Стоило вообразить, что можно зарабатывать этим деньги и работать бок о бок с людьми, которыми восхищаешься, у меня кружилась голова. Но слава — наименее приятная вещь в моей работе.

В детстве я много рисовала и занималась скульптурой. В 11 лет мой рисунок даже участвовал в выставке нью-йоркского музея Metropolitan. А вообще я хотела стать психологом — мне постоянно кто-то говорил: «Я хочу с тобой поговорить! Мне надо высказаться».
Но в моей жизни появились «Друзья». Конечно же, это большая удача. После выхода сериала на экраны я спрашивала себя: «Почему люди стали ко мне так хорошо относиться? Почему мне дарят одежду, хотя я сама могу ее купить, и делают другие широкие жесты? Все это очень странно».

Но моя повседневная жизнь осталась такой же, как раньше. У меня те же друзья, которые много для меня значат. Конечно, я выросла как актриса благодаря сериалу. Вообще было бы здорово сняться в «Друзьях» еще раз! Особенно в серии про Рождество. По-моему, эти серии всегда были очень веселыми.

— Многие голливудские актрисы помешаны на собственном весе. Вы из их числа?
— Мне кажется, это не актрисы помешаны, а журналы, которые публикуют фото знаменитостей, отшлифованные на компьютере. Ты ненавидишь себя, если слишком худая, и презираешь, если толстая. Но невозможно нравиться всем, мне кажется, надо перестать этого добиваться. А надо, наоборот, радоваться жизни, не сходя с ума по поводу своей фигуры.

— Вас считают эталоном стиля…
— А я помню времена, когда считала, что «couture» — это такой дизайнер. И очень удивлялась, что его имя на всех этикетках. Думала: надо же, какой модный парень! Потом, конечно, стала разбираться в одежде. Невозможно не разбираться в одежде, если постоянно работаешь с талантливыми стилистами. Не могу сказать, что люблю ходить по магазинам, разве что по ювелирным.

— Как вы себя чувствуете после развода с Брэдом Питтом? Уже успокоились?
— Честно говоря, я устала от этих вопросов. Ну да, я признаю, что мое сердце было разбито, мне было себя очень жалко и особенно неприятно читать в журналах про его отношения с Анджелиной Джоли. И момент для разрыва выдался самый неподходящий — я пыталась прийти в себя после десятилетних съемок в «Друзьях». Это был конец целой эры. А Брэда не было рядом. Но эта тема меня больше не касается. Я думаю, что обязательно снова выйду замуж. За кого — пока не знаю. Может, я старомодная, но мне близка идея про двух людей, которые посвящают друг другу всю свою жизнь.

Дэвид Швиммер (Росс) сыграл Мышкина
Сумасшедший сентиментальный ученый, помешанный на динозаврах и стеснительный в обществе женщин, — Дэвид получил свою «Эмми» за прекрасную актерскую игру. А еще Швиммер был режиссером многих эпизодов «Друзей». Сейчас он успешный режиссер и актер, снимается в кино и телесериалах. Его часто видят в обществе молодых и красивых актрис, но с кем именно связать свою жизнь, он пока не решил.
В 1988 году Дэвид основал театр «Lookingglass» и до сих пор его финансирует, а также участвует в спектаклях. В 1998 году сыграл князя Мышкина в пьесе «Идиот». В прошлом году озвучил жирафа в мультике «Мадагаскар».

— В сериале есть эпизод, который вам больше всего нравится?
— Я с удовольствием вспоминаю эпизод, когда мы играли школьников, — Рэйчел была с длинным носом, еще до пластической операции, я был мачо с усами, Чендлер — такой хлыщ с безумной прической, а Моника — очень толстая. Она для этой роли надела утолщающий костюм. И в этом эпизоде звучит самая смешная шутка за всю историю «Друзей». Когда Моника, глядя на видеозапись, где она толстый подросток, говорит: «Ну, камера всегда прибавляет пять килограммов», а Чендлер спрашивает: «Ну и сколько на тебе камер?»

Мы здорово подружились на съемках. Но надо мной иногда подшучивали. Как-то я пришел в красном виниловом плаще, который купил в модном магазине в Чикаго. А парни спросили: «Что, надвигается наводнение?»
Помню, как мы прощались с сериалом. Мы обычно обнимались перед тем, как начать сниматься. Когда мы сделали это в последний раз, стало так грустно осознавать, что теперь — все! Люди, которые смотрели на нас, захлопали. Но от этого мы еще больше расклеились, так что пришлось даже возвращаться в гримерку и поправлять грим.

— Есть у вас сходство с Россом?
— Однозначно идентифицирую себя с Россом, таким ранимым чокнутым ученым, — я до сих пор смотрю канал «Дискавери». Но, конечно, я не милый и наивный котенок, каким меня любят представлять. Хотя и хороший парень. Стараюсь не делать ничего такого, что могло бы смутить моих родителей! Шутка.

Надо сказать, что образ Росса меня во многом ограничил как актера. Когда после «Друзей» я снялся в полнометражном фильме, многие удивлялись: «Надо же, а мы и не знали, что ты умеешь играть». До «Друзей» я был наивнее, и мне жаль, что вернуть это чувство невозможно. И по Россу это видно, он тоже взрослел на протяжении сериала.
Я бы хотел иметь семью и нескольких детей. Завидую тем из нас, кто уже успел это сделать. И конечно, я продолжаю заниматься режиссурой и играть в кино. Очень не хочется, чтобы и в 60 лет меня знали только как Росса.

Кортни Кокс (Моника) стала продюсером
Кортни Кокс, которую друзья зовут Коко, не всегда хотела быть актрисой: после школы она изучала архитектуру. Но, переехав в Нью-Йорк, стала работать моделью, а потом и актрисой. Многие запомнили ее по фильму «Эйс Вентура».

Кортни больше всех в сериале похожа на Монику, свою героиню, — тот же перфекционизм и та же саркастичность. И все-то ей нужно контролировать — некоторые друзья даже зовут ее «мамочка». В шутку, конечно. Одно время Кортни встречалась с Майклом Китоном, который сыграл Бэтмена в первых двух частях этого фильма. Потом с Адамом Дюрицем, который пел в очень известной в 90-е группе Counting Crows.
Сейчас Кортни стала примерной женой актера Дэвида Аркетта и мамой двухлетней дочери Коко. Работы в кино у нее много, как никогда, но «Друзей» она вспоминает с ностальгией.

— Что вам вспоминается со съемок «Друзей»?
— Мне сначала предложили роль Рэйчел, но я хотела попробовать роль Моники. И не жалею! Особенно интересно было играть, когда у нас по сценарию начались отношения с Мэтью Перри. Потому что первые четыре года моя роль была недостаточно динамична. А потом было много смешного — ну представьте: два невротика пытаются жить вместе. Оба боятся, но делают это.

Единственное, что мне не нравилось в «Друзьях», — это популярность. Нельзя было пойти обедать с приятным парнем, чтобы на следующий день твой постоянный приятель не узнал об этом из газеты. Очень неудобно, скажу вам.

— Вы дружите с партнерами по сериалу?
— Все ребята очень заняты, поэтому мы редко видимся. Но во время съемок мы очень дружили, вместе обедали, проводили время. Сейчас я чаще вижусь с Мэтью и Дженнифер. Она крестная мать моей дочери. А Мэтью вечно надо мной издевался. Почему-то считалось, что я страшно худая. И он мог принести руку от скелета, вставить в рукав и начать говорить что-то вроде: «Привет, я Кортни Кокс. Я все время все роняю, потому что все так и выскальзывает между моих тонюсеньких пальцев».

— Похожи ли вы на свою героиню?
— У моей героини навязчивое желание делать все идеально и всем нравиться. Я так на нее похожа, что мне становится страшно. Я тоже переехала в Нью-Йорк, когда мне исполнилось восемнадцать, и тоже независимая. Хотя я, конечно, более сложный человек, чем Моника.
Я стала и в реальной жизни думать, как моя героиня. Друзья говорят, что я стала шутить гораздо смешнее. А сейчас у меня съемки, семья. Когда снималась последняя серия, я была уже беременна — так что мне было легче пережить окончание сериала. А еще мы с мужем организовали продюсерскую компанию. Это оказалось потруднее, чем сниматься в «Друзьях»!

Лиза Кудроу (Фиби) была по-настоящему беременна
Лиза- дипломированный биолог. В колледже изучала тему «Доминирование полушарий и связь этого процесса с типами головной боли». Но после учебы решила исполнить свою детскую мечту и попробовать себя в качестве актрисы. После работы в любительском театре начала сниматься в сериалах. И почти сразу получила роль в «Друзьях». Лиза замужем за французом, у нее есть сын. Самый известный фильм с ее участием — «Анализируй это».

— Как вы стали одной из «Друзей»?
— Я играла в другом сериале, который снимала кинокомпания NBC. Они заметили меня и пригласили на кастинг «Друзей». Мне не очень хотелось быть Фиби. Я думала: может, мне попробоваться на роль Моники или Рэйчел? Но продюсеры были неумолимы. Мне вообще в тот момент хотелось играть в комедии. Потому что это позволяет не относиться к себе серьезно. Все эти актеры, которые носятся со своими проблемами, кажутся мне ужасно глупыми, а их проблемы — надуманными. Я не хочу быть похожей на них.

— А на Фиби вы похожи?
— Хм, я бы не сказала. Но мне нравится ее чувство юмора и легкое отношение ко всем этим ужасам, которые происходят в ее жизни. Одеваюсь совсем по-другому. Да и по жизни я гораздо целомудренней, а Фиби меняет парней как перчатки.
Но иногда скучаю по Фиби. Она такая несгибаемая оптимистка. Интересно, почему люди думают, что если кто-то всегда счастлив, то он дурачок?

— Фиби была беременна…
— Когда я ждала ребенка, съемки «Друзей» были в разгаре. И только на шестом месяце я призналась продюсерам, что беременна. Придя в себя, они решили использовать это, так что Фиби тоже забеременела. Было тяжеловато сниматься в таком положении!

— Обрадовались, когда сериал закончился?
— Я не могла заставить себя пересмотреть последние эпизоды. И плакала, наверное, две недели. Мне и в голову не приходило, что расставание с сериалом будет таким тяжелым. Для всех окончание «Друзей» стало потрясением.

Мэтт Ле Бланк (Джоуи) боготворит маму
Компанейский парень, любимец женщин и не большой сторонник интеллектуальных усилий, Джоуи стал одним из самых популярных участников «Друзей». После того как съемки сериала закончились, он даже начал сниматься в новом сериале, который так и назывался: «Джоуи».

Мэтт Ле Бланк не сразу стал актером: сначала он работал и вовсе плотником! Был женат на Мелиссе Макнайт, с которой развелся в этом году. У него есть дочь.

— Какие у вас отношения с актерами из «Друзей»?
— Я люблю этих пятерых! Сначала мы сознательно старались найти общий язык. И пока мы его искали, то поняли, что друг другу нравимся! За время съемок мы стали практически родственниками. Хотя в газетах писали, что я встречался с Кортни и Лизой и будто бы Дженнифер крутила романы то с Мэтью, то с Дэвидом. Но мы никогда ничего подобного не делали.

— Вы и Джоуи: есть ли в вас сходство?
— В чем-то да. Хотя мне не нравится, что люди спрашивают меня, правда ли я такой тупой, как Джо. Он не тупой! Я люблю детей, мотоциклы, ненавижу бриться и боготворю свою маму — на Джоуи не совсем похоже. У меня итальянская семья, как и у Джо. Я актер, и он актер. Я всегда шучу и вообще отношусь к жизни легко. Это, наверное, похоже на Джо.

— Как складывалась ваша жизнь после съемок в сериале?
— Мы так привыкли к тому, что постоянно видимся! А теперь нам предстояло назначать друг другу встречи непонятно где. С «Друзьями» оказалась связана почти треть всей моей жизни, так что, когда все кончилось, было грустно. Мы снимались в последней сцене в кофейне, и я сказал: «Ребята, вы понимаете, что это наша последняя сцена?»
За время съемок я повзрослел, у меня появился ребенок. «Друзья» оказали огромное влияние на мою жизнь — прежде всего из-за денег и популярности. Я люблю людей, но папарацци просто отвратительны. Да и вообще популярность — это не здорово.

Мэтью Перри (Чендлер) веселил одноклассников
Самый остроумный участник «Друзей» с пятнадцати лет живет в Нью-Йорке с отцом, известным актером. Его шуточки сценаристы регулярно включали в шоу, и впоследствии Мэтью получил «Эмми» за свою роль в «Друзьях». Несмотря на звездные романы (среди его увлечений была Джулия Робертс), Мэтью остается холостяком. Время от времени актер появляется в новостях в связи с пристрастием к алкоголю и таблеткам. Но Перри борется с этой проблемой и продолжает активно работать.

— Как вы стали актером?
— Все началось еще в детстве в школе штата Нью-Джерси. Если бы я нашел свой альбом со школьными фотографиями, вы бы увидели, что я был главным клоуном в классе. А вообще, я страшно хотел прославиться, у меня просто дым из ушей валил. «Друзья» были пятым по счету сериалом, в котором я участвовал. Сначала меня не пропустили на кастинг, пилотная серия снималась с другим актером. Но когда все-таки я появился на прослушивании, то получил роль Чендлера.

Чендлер — человек, который прячется от своих эмоций за смешными шуточками. Я тоже занимался этим долгие годы. Хотя на самом деле я страшно серьезный человек.

— Ваша карьера после «Друзей» пошла вверх или наоборот?
— Я хорошо провел время, снимаясь в сериале. Сценарий был отличный, так что скучать не приходилось. 85% ощущений от успеха сериала — это удовольствие. Денег много, все мечты исполняются. Ты как будто попал в «Диснейленд». И оставшиеся 15% — странное ощущение насмешки судьбы.
Слишком много всего. Ведь слава не заполняет пустоты в твоей жизни. К тому же довольно трудно начать играть в полнометражных картинах после сериалов. Я смог это сделать только спустя два года после начала работы в «Друзьях». Сейчас я по-прежнему живу один, играю в теннис и болею за хоккейную команду Ottawa Senators.

По материалам АиФ